Тренер португальцев проговорился о тайне Роналду: интриги жеребьевки Кубка конфедераций

Опубликовано: 29.11.2016


фoтo: Eлeнa Мильчaнoвскa

В Кaзaнь, гдe путeм трaдициoннoй жeрeбьeвки вoсeмь стрaн рaспрeдeляли в двe группы, слeтeлись в видe глaвныx трeнeрoв с примкнувшими к ним дeлeгaциями всe зaинтeрeсoвaнныe учaстники – Рoссия (стрaнa-xoзяйкa), Гeрмaния (чeмпиoн мирa – 2014), Aвстрaлия (oнa дaвнo прoсилaсь в зoну Aзии, пoпaлa и нa рaдoстяx зaвoeвaлa ee Кубoк в 2015), Чили (зaстaвившиe Мeсси плaкaть и oтрeкaться oт сбoрнoй, взяв пo пeнaльти Кубoк Aмeрики – 2015), Мeксикa (пoпaлa чeрeз eщe oдну сxeму – выигрaв стыкoвoй мaтч мeжду oблaдaтeлями Зoлoтoгo кубкa – 2013 и 2015), Нoвaя Зeлaндия (пoслe уxoдa Aвстрaлии из свoeй рoднoй гeoгрaфичeскoй зoны стaлa пeрвoй в Oкeaнии в 2016) и Пoртугaлия (всe мы пoмним тo гoрькиe, тo слaдкиe слeзы Рoнaлду нa Eврo-2016). Нe приехал только победитель от Африки – потому, что чемпионат там еще идет полным ходом, и финал намечен аж на 5 февраля. Сама церемония оказалась, как обычно, невыносимо скучной и неприлично короткой, но сопутствующие ей по традиции мероприятия – вполне себе, в духе российского гостеприимства, усиленного татарским.

Тренеров накануне поселили в одной из лучших гостиниц в центре города и устроили им прямо там приветственный банкет. На него ожидались главы ФИФА и Татарстана, и потому три первых этажа отеля оцепила полиция и другая солидная охрана. Они даже нашего Станислава Черчесова не пропускали без пригласительного, заметила я, наблюдая за этой сценой из глубины зала, стоя за одним столиком с тренером португальцев. Попасть на банкет, пройдя мимо двух десятков секьюрити, мне нужно было как раз из-за него.

– Правда, что Роналду – гей? Мы, русские женщины, его даже в этом не подозревали, а он возьми – и сам признайся! – обронила я, передавая тренеру португальцев Фернанду Сантушу тарталетку с муссом из шпината. Кормили здесь вкусно, но довольно скромно. Разных маленьких закусок-тарталеток было четыре вида, а из салатов – лишь «Цезарь» (с курицей) да «Греческий», из вин – только один вид красного и один вид белого, зато оба из Краснодарского края (порадовали мэра Сочи, который тоже тут был), основное блюдо – вообще одно, филе-миньон, а кто хочет вегетарианского – самим просить официантов надо. Вот на гулянке для журналистов, которую организовали в ресторане татарской кухне неподалеку от гостиницы, было куда богаче – и конина, и национальные пирожки, и чак-чак, и даже суп. А на вип-тусовке ничего этого не было – ни конины, ни выпечки, ни самой известной татарской сладости, ни даже супа.

фото: Елена Мильчановска

– Эта информация относится к профессиональным секретам подготовки нашей команды, поэтому я ее не выдам, – выкрутился португалец, дав понять однако, что знает интимную тайну Криштиану наверняка. Поэтому, пододвинув к нему еще и креветку в сырно-авокадном креме, я продолжила атаку.

– Поймите, это касается меня лично: мы, русские женщины, наблюдаем, как два десятка мужиков гоняют полтора часа один мячик туда-сюда по полю только из-за него! Скажите, что он не гей, а то футбол смотреть перестану! И этот ваш Кубок конфедерации тем более!

– Я не могу это опровергнуть, как и… – вздохнул тренер и запил остаток фразы краснодарским красным.

Толку от наставников сборных на этом банкете было немного: вот подкатила я к тренеру мексиканцев и услышала от него лишь россыпь комплиментов – что наши футболисты и самые динамичные, и самые изобретательные, и самые агрессивные порой. А вот то, что они в минуты редких поражений еще и самые пьющие, Хуан Карлос Осорио скромно умолчал.

– Мексиканцы тоже славятся своей любовью к горячительному, но ваши подопечные в попойках с ведрами элитного шампанского или текилы замечены не были, – напрашивалась я на совет.

– Это правда, – довольно кивнул мексиканец, но вместо совета, как же перевоспитать наших, вручил мне значок. Со своей груди снял, настолько хотел сгладить неловкость от того, что помочь ему тут нам нечем.

Сами тренеры пили строго по отдельности – каждый стоя за своим столиком со своей делегаций. Они даже чисто из вежливости не ходили от столика к столику, не приветствовали друг друга – может, устали с дороги. Йоахима Лева и вовсе не было в зале, но Станислав Черчесов заверил, что волноваться не стоит: они, оказывается, активно переписываются по электронной почте, и в одной из весточек тренер немцев обещал нашему непременно посетить Казань. Единственный пример интернациональной дружбы демонстрировали Виталий Мутко и Джанни Инфантино. Они пришли вместе и позже всех и не расставались не на минуту.

фото: Елена Мильчановска

– Велком ту Казань, – поприветствовали главу ФИФА на английском девушки в национальных платьях.

– Что значит «добро пожаловать»! – моментально перевел другу Джанни новоиспеченный вице-премьер. Он так обрадовался знакомой фразе, что не сообразил: переводить Инфантино, наверное, следует с русского, а не на русский. Хотя, какая разница, и так всем было все понятно.

Долго на банкете не гуляли: еда закончилась через два часа, а на раннее утро был намечен осмотр Казани. Тренеров с делегациями и Инфантино свозили и в на «Казань-арену», где подчеркнули, что, в отличие от питерского, этот стадион давно уже построен и сияет как новенький. И глядя на приподнявшиеся брови главного в ФИФА, быстро добавили, что и питерский, конечно, тоже достроят вовремя. Свозили и в Кремль, и в мечеть, про которую сказали, что она не такая грандиозная, как в Грозном, только потому, что в Татарстане намеренно соблюдали баланс религий и оттого мусульманские храмы по размерам не должны сильно превосходить православные. Делегаты такой информации подивились не меньше загадочному призванию Мутко позже на конференции о том, что «Россия – чемпион по футболу на болоте, среди бездомных, и в компьютер мы всех обыгрываем».

– Надо же, ну поздравляю, – только и сказал ему в ответ Инфантино на такой пассаж. Главе ФИФА тоже пришлось говорить не только на жеребьевке, но и на открытии… часов, отсчитывающих дни до домашнего чемпионата мира. В Москве на Манеже часы отсчитывают дни уже как больше года, вот и в Казань, раз уж она тоже город-хозяйка мундиаля, надумали снабдить такими на набережной реки Казанки.

– Красиво, но очень холодно здесь, – заметил на открытии Инфантино, стоя на ветру без шапки. Может, напрашивался на ушанку? Ушанку ему не подарили, но дали пакет с безалкогольным пивом – спонсором мероприятия. Пиво он на холоде пить не стал и продолжил: – После открытия этих часов уже ни у кого нет сомнения, что мундиаль состоится в России!

Значит, до открытия сомнения были?

Часы в Казани совсем не такие, как в Москве – это не целый макет города, а скромная стелла из двух ромбов. Что они означают, гадали собравшиеся на набережной местные жители. Может, так выглядит Кубок Кубка конфедераций? Или это эмблема ФИФА? Или что-то малоизвестное национальное казанское? А это оказался логотип безалкогольного пива – спонсора церемонии, только не горизонтальный (так было бы совсем нескромно, а может, дорого), а вертикальный.

– Первые в мире безалкогольные часы! – восклицал ведущий.

– Чудеса да и только, но мы ведь и в России, – оценили диковинное чудо делегаты, с тревогой поглядывая на разгуливающего вдоль реки без шапки Инфантино.

Отогревали его на другом банкете – на окраине города, прямо в Академии тенниса после жеребьевки. Зал для празднования на этот раз охранила не только полиция, но и многочисленная армия офицеров ФИФА, которая и своих-то не всех в него пускала. Банкетное помещение на этот раз поделили мощными стенами на супер-вип и вип. Первый предназначался для Инфантино, Мутко и тренеров, второй – для всех остальных гостей, среди которых затесался и Алексей Немов.

фото: Елена Мильчановска

– Не понимаю, зачем вообще обсуждать итоги жеребьевки и наши шансы на Кубке, если Россия давно нашла свой путь попадания на турниры такого уровня – через проведение, а не борьбу, – честно сказал мне гимнаст, подавая бокал с красным. В обычном випе, как и накануне, если сравнивать тусовку для тренеров и журналистов, кормили гораздо лучше, чем в супер-випе. Вип-зона получилась раз в десять шире, чем ее супер-ответвление, и разной еды здесь выставили тоже в большем ассортименте. Были даже манты, а в супер-випе их не было! Поэтому вкусив аскетизм супер-випа в вип, к нам с Немовым стали один за другим стекаться все те, кому было положено тусить отдельно от простых випов. Первым сюда перебрался Фернанду Сантуш, заметно повеселевший после первого бокала вина.

– Ну так Роналду – гей? Или не гей? – это был мой матч-реванш, да и ничего больше меня в тот вечер так сильно не интересовало.

– Ооо! – застонал наставник.

– Гей? – добивала его я. Сантуш неожиданно подмигнул, памятуя, что общаться с журналистами вне пресс-конференции без санкции ФИФА ему запрещено какими-то контрактами, и понимая, что я все равно от него не отстану.

– Или не гей? – уточнила я. И зря – Фернанду снова, хитрец, подмигнул.

– Так он это… как Рики Мартин, что ли? – сообразила я. – На обоих фронтах успевает?

– Роналду везде успевает, но главное – на футбольном фронте, нам без него никуда, он лучший, – пробурчал тренер, убегая от меня, как мяч от форварда.

А вот Йоахим Лев, доехавший после переписки с Черчесовым хотя бы ко второму банкету, про своих так сказать не мог: он признался мне, что ничуть не жалеет об уходе своего лучшего на пенсию, – мол, Швайнштайгер – отработанный материал, и нечего старичкам, пусть и великим, занимать место в такой элитной сборной. Сам он, напротив, уходить пока никуда не собирается, хоть его и навязчиво зовут во все немецкие клубы подряд, так как мечтает выиграть два чемпионата мира подряд. Сделать ему это может помешать его друг по переписке Черчесов: наш тренер заметил мне, что его настолько увлекла сама жеребьевка, а не сопутствующие ей развлекательные бонусы, что он даже не может сказать, кто из выступавших на сцене ему понравился или запомнился больше всех. Он не видел ни Лепса с волком Забивакой, ни Билана с Гагариной, ни даже Тимати. Такая концентрация – серьезная заявка на победу. Нашу группу A он оценил как «нелегкую», Никита Симонян – как нормальную, а Виталий Мутко – как отличную.

У вице-премьера дела вообще были лучше всех.

– Привет, зая, – тепло поздоровался он со мной.

– Здрасьте, Виталий Леонтьич, у вас, чтобы выучить английский к мундиалю, как обещали, после Кубка конфедерации останется ровно год. Как успехи-то? – поинтересовалась я.

– Ничего, потихоньку, аудиокнига в машине, учебник в тумбочке у кровати. Успехи есть, я уже немного свободно говорю. Общаться, конечно, можно и с переводчиком, но самому приятнее. Вот подходит ко мне кто-то из ФИФА, говорит, как ему в России у нас хорошо, какая страна красивая, гостеприимная. А я такой ему на чистом английском отвечаю: «Thank you very much».

Казань

Так же будет интересно: